Нашим друзьям - ученым из Твери не присущи уныние и скука. Бестолковое начальство и проблемы финансирования науки в нашей стране не дают им работать в родном институте в полную силу. Готовность к самостоятельным исследованиям побуждает их взяться за проблему, возникшую на стыке целых трех наук: геологии, археологии и электротехники. Тяга к знаниям и любовь к приключениям забрасывают отважных героев в Австралию. Только там начинается настоящий труд настоящего ученого. Об этом - третья часть повести.

АВСТРАЛИЙСКИЕ ТАЙНЫ

Часть 3

Нет ничего страшнее и ужаснее, чем мокрый, грязный, весь в паутине спелеолог в белой каске, хитро выглядывающий из ветвей...
Олежка II (соч., т.3, с.3)
X
Нам не пришлось долго искать заброшенную шахту. Как оказалось, практически все дороги из Хоршама вели прямо к ней. "Не к добру все это", - подумали мы с Павлом. Выгрузив наши пожитки, мы поблагодарили водителя такси и отпустили его с Богом. Светало. Февральские ночи на юге Австралии коротки: еще не было шести часов утра, а у края сопок небо уже просветлело. Ствол шахты выглядел на его фоне страшным серым силуэтом. Усталость давала о себе знать, но еще больше нас влекли неизведанные дали. Схватив рюкзаки, мы бодро зашагали в сторону входа.
Заброшенная шахта.
Заброшенная шахта.
 
Войдя в здание, мы, к удивлению обнаружили, что вахтерша не спит. Поздоровались. Улыбнувшись, "хранительница подземелья" сразу стала интересоваться у нас, почему искатели приключений так любят приезжать к заброшенной шахте посреди ночи. "Сувенирный киоск еще не открыт, - поясняла она, - а я могу предложить только план подземных уровней, путеводитель по штольням, фонарики и еще кое-какую мелочь. Вы не думайте, - продолжала дежурная, - это он так называется - сувенирный киоск, на самом деле, в нем можно найти много полезных вещей - начиная с каски и веревки и кончая электрической бурильной машинкой. Есть там уголок спелеолога, отдел ученого-археолога, есть много полезного и для ученых-минералогов. Магазин открывается в полвосьмого, это раньше он работал круглосуточно. Вы, кстати, кем будете - спелеологи? В последнее время спелеологи к нам приезжают все реже и реже, говорят, скучно тут им стало. Им подавай темные тупики, с ямами, водой, грязью, живностью всякой страшной - романтики!"
Мы стояли по стойке "смирно", лишь немного приоткрыв рты. Сначала Павел пытался мне переводить, но скоро умолк. Да мне и так было все ясно. Нельзя сказать, что вахтерша говорила без остановки, так, что ее невозможно было перебить. Скорее, ее никто перебивать и не собирался, и она с удовольствием продолжала рассказ.
XI
"Ночью, - говорила она, - подъемник не обслуживается. Посетителям приходится осуществлять спуск пешком, по наклонному штреку. Приезжает, в основном, молодежь. Им, наверное, даже интересно прогуляться пешком. Тем более что, как правило, глубоко никто не опускается, а до отметки 120 футов можно и по лестнице добраться. Да и шахта у нас совсем неглубокая - всего-то 350 футов. Вы из какой страны будете?" - "Yes, yes", - удрученно ответил Павел. "Понятно, - продолжала вахтерша, - 120 футов, по-вашему, это метров двести. Средние горизонты у нас сейчас самые чистые, сухие и освещенные. Я вам рекомендую оттуда и начинать свое путешествие. Фонари все же имеет смысл взять - вдруг чего-нибудь захотите рассмотреть получше, а общего света не всегда бывает достаточно. Кстати, а какова цель вашего посещения? Это не праздный интерес, уважаемые, это необходимо нам для отчетности". Павел объяснил, что мы - ученые-минералоги из России, и что наша цель - исследование образцов породы из горных выработок. "Тогда - все понятно, - продолжала хозяйка, - с ученых плата за посещение 10 долларов в день, а если программа предусматривает пребывание у нас больше 10 дней, то полагаются скидки. Вам наверняка потребуются услуги химической лаборатории, - хитро улыбнулась вахтерша, - к сожалению, экспресс-анализ у нас сейчас не проводится и результатов приходится ждать. Образцы породы на исследование принимаются прямо здесь, у главного ствола, два раза в день, в 9 утра и 9 вечера. Результат анализа узнаете здесь же, через сутки. Анализ одного образца на содержание одного элемента, скажем, к примеру, никеля (Павел вздрогнул) стоит 10 долларов, определение двух компонентов - 14 долларов. Билет на подъемник стоит... Ах, ну да, вы ведь пойдете пешком. Что еще. Если у вас есть примус, я вам советую питаться прямо на месте, периодически поднимаясь сюда лишь для того, чтобы пополнить запасы продуктов. Можно питаться и в местном ресторане, но вы будете терять много времени, лишний раз поднимаясь на поверхность. К тому же, там отвратительные рыбные блюда... Насчет касок. Мы рекомендуем надевать каски, особенно на нижнем горизонте - там плохо освещено, потолок низкий и с него часто сыплются камушки, особенно во время землетрясений. Вроде - все. Будут вопросы - обращайтесь к нам на вахту, тут круглосуточно кто-нибудь дежурит. Еще важная информация: связью под землей мы не обеспечиваем, так что если надо позвонить, или подключить свой ноутбук к Интернету - каждый раз посетители поднимаются сюда. Ничего, со временем оборудуем связью и подземные выработки".
Мы с Пашкой, наконец, пришли в себя. Никакого ноутбука у нас с собой не было. Тяги к Интернету - тоже. Да и зачем настоящему ученому Интернет? Отправлять своему начальнику ежедневные отчеты по электронной почте? Баловство все это, Интернет. А вот каски и фонарики у нас с собой были. Была даже походная экспресс-лаборатория, которая, впрочем, позволяла проводить весьма приблизительный анализ. Мы оплатили семь дней пребывания, приобрели схему подземных выработок и путеводитель по штольням. В дополнение мы бесплатно получили пачку рекламных проспектов, памятку о мерах безопасного передвижения в подземных условиях, упаковку пластиковых мешков для мусора, два коробка спичек и брошюру "Horsham Underground Mine Bible: From A to Z" на английском языке. Заполнив карточки посетителей (где, в частности, указали фамилию, адрес и телефон родственников для передачи информации при несчастном случае), мы отправились в путь.
Наклонный штрек
Наклонный штрек
 
XII
Наклонный штрек начинался прямо от главного шахтного ствола. Пройдя первые десять метров, мы обернулись. Вахтерша махала нам рукой, желала счастливого пути и продуктивной работы на благо мировой науки. Мы помахали ей в ответ. Поначалу штрек шел почти горизонтально. Павел даже съязвил: "При таком наклоне мы только завтра к утру опустимся до горизонта 120 футов". Однако уклон увеличивался, и это было как нельзя кстати - мы очень устали, а под горку идти было легче. "Паш, - сказал я, - ну вот опустимся мы на горизонт, разобьем лагерь, и что? Будем по очереди подниматься за продуктами? Один прется наверх, а другой охраняет бурильную машинку от нашествий местных спелеологов?" - "Наверняка у них тут есть камеры хранения. По одной у каждого кемпинга", - злобно отрезал Павел. Тем временем, уклон увеличивался все сильнее, и через некоторое время нам пришлось снять рюкзаки и сползать потихоньку, волоча их по земле. Дорога все время поворачивала налево, и нам казалось, что мы идем по кругу. Так оно и оказалось - мы спускались по спирали. Наклон уменьшился, и мы вышли к стволу подъемника. Над площадкой была подвешена на тросиках металлическая табличка, которая колыхалась в воздушном потоке мощного вентилятора. Все это сильно напоминало метро. На табличке желтым по черному было написано: "LEVEL 120 FT. Meeting Point 1 (see map)". Мы с Павлом поняли, что добрались до среднего горизонта. Спуск занял менее получаса.
XIII
  Схема уровня 120 ft. (Нажать ЛЕВУЮ кнопку мыши для просмотра полноразмерного изображения в отдельном окошке)
План горизонта 120 FT.
В ногах чувствовалась усталость, страшно хотелось спать. Надо было устраивать привал, чтобы хорошенько отдохнуть и обсудить ближайшие планы. Заселенность подземного города многочисленными спелеологами и минералогами требовала внесения корректив в нашу научную деятельность. Укладываться спать рядом со станцией подъемника было бы неразумно - через час-другой заработает лифт, и население шахты начнет перемещаться вверх-вниз, чтобы подключить свои компьютеры и заодно прикупить полкило сосисок. Я живо представил себе толпу из ученых-минералогов, которые по пути в магазин осторожно переступают через спящего Павла, и расхохотался. На Павла тоже напал хохотунчик, вероятно, он подумал о чем-то подобном. Надо было искать укромный уголок.
Мы обратились к документации и довольно скоро нашли план горизонта "120 FT". Купленная нами карта чем-то напоминала схему Московского метрополитена. В центре системы тоннелей располагался главный подъемник, центральный пересадочный узел. Это как раз и есть тот самый загадочный "Митинг пойнт 1", у которого мы находились. От главного шахтного ствола во все стороны радиально расходились горизонтальные тоннели - штольни. Кроме того, к центральному узлу спиралью подходил наклонный штрек с поверхности; такой же штрек отходил от задней стенки лифта вниз, на следующий горизонт. Радиальные линии соединялись при помощи двух кольцевых штолен, которые образовывали сбойку на радиусе HT6 вблизи запасного подъемника. Там же располагалась и аварийная лестница. Мы с Павлом решили идти в ближайшую от нас горную выработку - по линии HT5 на север, первый поворот направо.
Мы быстро дошли до места. Осмотревшись, мы решили, что оно идеально подходит для отдыха. Шума вентиляторов практически не было слышно, приглушенное освещение способствовало засыпанию. Было тепло, сухо и уютно. Единственная неприятность - пол был довольно неровный, усыпанный мелкой щебенкой. Мы заползли в спальники и уснули, как убитые. Проснулся я в полдевятого утра оттого, что страшно болел бок. Вероятно, спальное место было выбрано неудачно, и я оказался лежащим на остром камне. Я посмотрел на Пашку - тот храпел, как паровоз. "Ну, прямо - йог! - подумал я, - интересно, а заснул бы он на иголках?" Я вылез из мешка и, пошатываясь, побрел в сторону подъемника. Лифт уже работал. Я поднялся наверх и купил в магазине ярко-красный надувной матрас. С чувством выполненного долга я вернулся на "Митинг пойнт" и побрел по линии HT5 в обратном направлении. На ходу я обдумывал варианты решения уравнения поляризационного момента, и пропустил бы поворот, если бы здоровый Пашкин храп не вернул меня в реальный мир. Я дошел до нашей выработки, положил матрас рядом с Павлом, накачал воздуха, улегся и уже больше не просыпался до самого вечера.
Олежка II, 21 сентября 1998 года
- Конец третьей части -
 
предыдущая часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть следующая часть
 





 
Олежка II. "Австралийские тайны". Издание 2-е, перераб. и испр. Часть 3.   Дата публикации: 25 августа 2003 года.
Первое издание было впервые опубликовано 29 августа 1998 года.
© ЦИПДС, 1997-2003. При перепечатке и цитировании материалов нашего сайта необходимо ссылаться на источник.